Форум главная страница
 
 
МИР СОБАК
Статьи посетителей сайта на общие темы

Мифы и легенды Индии

У Брихаспати, сына Ангираса, был младший брат по имени Самварта, который не уступал ему в мудрости и благочестии и вечно соперничал с ним в искусстве заклинаний и обрядов. Брихаспати не любил своего младшего брата и постоянно притеснял и обижал его. И вот, не выдержав этих притеснений и обид, Самварта ушел из отчего дома, бросив все свое достояние, и удалился в лес, где жил нагим отшельником под открытым небом, отрешившись от мира.

И был на земле могучий царь по имени Марутта, происходивший из рода Недиштхи, восьмого сына Ману. Могущество и отвага царя Марутты были беспредельны, и он бросил вызов самому Индре, владыке богов. И великий Индра, победитель грозных асуров, не мог одолеть Марутту, добродетельного и наделенного всеми достоинствами государя. Однажды царь Марутта задумал совершить торжественное жертвоприношение и пригласить для исполнения обряда Брихаспати, ибо Ангирасы были наследственными жрецами в роду Недиштхи, сына Ману.

Когда Индра узнал о замысле Марутты, он сказал Брихаспати: «Если ты хочешь мне блага, не совершай обряда для Марутты; ведь ныне ты — мой жрец. Я владею тремя мирами, Марутта же правит только на земле. Ты — верховный жрец и наставник богов; можешь ли ты унизиться до исполнения велений смертного царя? Выбирай — будешь ли ты моим жрецом или жрецом Марутты». И Брихаспати, поразмыслив, обещал Индре, что останется жрецом богов и не будет совершать обрядов для Марутты.

И когда Марутта обратился к Брихаспати с просьбой о совершении торжественного жертвоприношения, наставник богов отказал ему. Смущенный и огорченный, вернулся Марутта в свое царство, не зная, как ему быть, ибо все уже было приготовлено для совершения обряда сыном Ангираса. По дороге он встретил божественного мудреца Нараду, и тот спросил его: «Что с тобою, о преславный царь? Я вижу, тебя снедает какая-то тревога. Расскажи мне, что смущает твой покой, и, может быть, я помогу тебе». И Марутта рассказал ему о задуманном жертвоприношении и об отказе Брихаспати.

Тогда Нарада сказал: «Есть у Брихаспати младший брат по имени Самварта, который не уступает ему в знании обрядов. Теперь он бродит по земле нагим отшельником, отрекшись от мирских радостей, удивляя смертных диким и безумным своим обликом. Но он сможет совершить жертвоприношение для тебя, если ты уговоришь его». — «Где же я найду его?» — спросил Марутта. Нарада сказал: «Сейчас он направляется в город Бенарес в обличье юродивого странника. Ступай туда и у ворот города положи мертвое тело. Прохожий, который, увидев его, отвернется, и будет Самварта.

Следуй за ним и, когда вы окажетесь в безлюдном месте, приблизься к нему и проси об исполнении обряда. А если он спросит, кто сказал тебе о нем, назови мое имя, но не говори ему, где я пребываю; скажи, что после беседы с тобою я взошел на погребальный костер». Царь Марутта сделал все так, как ему посоветовал мудрый Нарада. Он отправился в Бенарес и там, у городских ворот, положил мертвое тело. Вскоре он заметил прохожего в обличье юродивого, который при виде мертвеца повернул прочь от города. Марутта последовал за ним со сложенными смиренно руками, и они пришли в безлюдное место. Там Самварта повернулся к царю и, изрыгая хулу на него, стал бросать в него грязью и золою. Но Марутта покорно сносил все оскорбления и неотступно следовал за безумным странником. Наконец, пройдя длинный путь, они приблизились к высокой смоковнице, и Самварта сел в ее тени отдохнуть. [88] Он обратил на царя мрачный взор и сказал: «Как ты разыскал меня? Кто рассказал тебе обо мне?

Если ты скажешь мне правду, твои желания исполнятся, если же произнесешь ложь, голова твоя разлетится на тысячу кусков!» Марутта отвечал с почтением: «Мудрый Нарада, повстречавшийся мне в пути, поведал, что ты — сын Ангираса, который был жрецом нашего рода, и я отправился разыскивать тебя». — «А где теперь пребывает Нарада?» — спросил Самварта, и царь ответил, что по окончании их беседы Нарада вошел в огонь погребального костра. «Нарада сказал мне, что ты можешь совершить для меня великий обряд», — молвил царь. Самварта, довольный, ответил: «Я могу совершить любой обряд». Но вслед за тем он впал в неистовство и, осыпая царя Марутту бранью, вопросил: «Почему ты пришел ко мне? Видишь, разум мой помрачается, и я совершаю безумства». И еще сказал Самварта: «Брат мой Брихаспати, наставник богов, может исполнить для тебя обряды, ступай к нему».

Марутта ему рассказал, как он уже просил о том Брихаспати и как получил отказ. «Он отказал мне не из-за греха, совершенного мною; я ни в чем не провинился ни перед ним, ни перед богами, — сказал Марутта. — Но больше просить его я не буду». Тогда Самварта сказал ему: «Я смогу исполнить для тебя все, что ты хочешь, о царь, если только ты будешь следовать моим наставлениям. Но подумай о том, что Брихаспати и повелитель небесного царства разгневаются не на шутку, когда узнают о нашем уговоре. Когда им станет ведомо, что ты призвал меня быть верховным жрецом на торжественном жертвоприношении, они постараются сделать все, чтобы навредить тебе. Поэтому обещай мне, что будешь тверд в своем решении, и тогда я помогу тебе.

Если же ты поколеблешься, я обращу в пепел и тебя самого и весь твой род!» И Марутта обещал: «Если я покину тебя, да не достигну я никогда блаженной обители праведных!» Сын Ангираса сказал: «Слушай же меня, о царь. Я расскажу, что надлежит тебе сделать. Есть на севере в горах Хималая высокая вершина, называемая Мунджават. Там творит великое подвижничество Шива, супруг прекрасной дочери гор. Там его вместе с Умой окружают сонмы духов, туда приходят почтить его боги Адитьи и Васу, Яма и Ашвины, Кубера, якши, гандхарвы и апсары и небесные мудрецы. Там, на горе, блистающей в лучах утреннего солнца, Шива прерывает свое подвижничество, чтобы развлечься играми с буйными слугами Куберы, дикими и [89] зловещими обликом. Там не палит зноем солнце, и не дует холодный ветер, и ни голод, ни жажда, ни старость, ни смерть не угнетают обитателей этого края. Недра горы хранят в себе сокровища Куберы, на склонах ее сверкают в солнечных лучах золотые россыпи, и грозные стражи бога богатств охраняют их от незваных пришельцев.

Ступай туда, о царь, и почти великого Шиву, назвав его многочисленные имена*: Рудра, Шарва, Шанкара, Пашупати, Махадева, Хара, Ишана и все другие. И тогда ты получишь доступ к золоту Куберы, из которого должно сделать сосуды для нашего жертвоприношения». И царь Марутта сделал все так, как сказал ему Самварта, и обрел золото Куберы. Услышав об этой удаче царя Марутты и о том, что великое жертвоприношение будет совершено Самвартой, Брихаспати глубоко опечалился и подумал, что Марутта могуществом превзойдет самих богов, а жрец его получит несметные богатства и громкую славу. Мысль об этом так угнетала наставника богов, что он побледнел и осунулся лицом; Индра заметил его горестный вид и спросил о причине печали. «Марутта собирается устроить великое жертвоприношение, и брат мой Самварта будет у него верховным жрецом», — отвечал Брихаспати. «Что тебе из того, — возразил ему Индра. — Ты стал жрецом небожителей и возвысился в мире, где нет ни старости, ни смерти. Что может сделать тебе Самварта?» — «Успех соперника всегда ранит сердце, — отвечал Брихаспати. — Ведь по этой самой причине ты ведешь нескончаемую войну с асурами и сражаешь тех, кто слишком возвысился. Мне несносна мысль о возвышении моего брата. Не допусти, чтобы это жертвоприношение совершилось, о Индра!» Тогда Индра послал к царю Марутте бога Агни: «Скажи царю, чтобы для исполнения обряда он призвал Брихаспати, а я за то сделаю его бессмертным!» Бог огня отправился исполнять поручение Индры и, с ревом сжигая леса на своем пути, пришел к царю Марутте.

Царь принял его с почетом: «Сам бог огни явился ныне в мои чертоги!» Он поднес гостю почетное питье и воду для омовения ног, Агни же передал ему слова Индры: «Пусть Брихаспати совершит для тебя это жертвоприношение, а царь богов за то избавит тебя от грозящей старости и смерти» Но Марутта ответил: «Ныне Брихаспати совершает обряды для владыки небесного царства, как же может он быть жрецом смертного царя? Брахман Самварта совершит для меня этот [90] обряд». Самварта же сказал: «Уходи, Агни, и не возвращайся больше предлагать Брихаспати в жрецы царю Марутте или я сожгу тебя пламенем моего взора!» И Агни, устрашенный, удалился.

Когда Индра узнал от него об отказе Марутты, он сказал: «Ступай к царю Марутте снова, о Агни, и скажи ему, что, если он не призовет Брихаспати для совершения обряда, я поражу его своей ваджрой». Но Агни не захотел идти туда снова. «Пошли кого-нибудь другого, о Шакра, — сказал он. — Я боюсь возвращаться туда с таким поручением. Не следует вводить в гнев могущественных жрецов. Вспомни, как захотел поразить ты ваджрой своей Чьявану и что из этого вышло». — «Велико, поистине, могущество брахманов, — сказал Индра, — но я не потерплю дерзости этого земного царя». И он обратился к Дхритараштре, одному из вождей гандхарвов, и повелел ему пойти и передать его слова Марутте. Вождь гандхарвов пришел к Марутте и передал ему веление царя богов: «Если ты не примешь Брихаспати, Индра поразит тебя своим громовым оружием».

Но Марутта ответил ему: «Нет более тяжкого греха, чем предать друга. Я обещал Самварте, что он будет моим жрецом на этом жертвоприношении, и сдержу слово. Брихаспати же пусть совершает обряды для небожителей. Передай это царю богов, о Дхритараштра». — «Берегись, царь, — молвил в ответ гандхарв. — Слышишь раскаты грома, слышишь грозный голос Индры в небе? Подумай о собственном благе, сейчас настало для этого время». Тогда Марутта, встревоженный, обратился к Самварте: «Поистине, я вижу тучи, собирающиеся в небе. Это знак того, что приближается могучий Индра. Огради меня от его гнева, о лучший из брахманов! Видишь, слуги мои дрожат от страха». «Не бойся, о царь! — отвечал Самварта. — Будь спокоен, моими заклинаниями я огражу тебя от всякой опасности. Пусть сверкают молнии, пусть бушует ветер, пусть Индра низвергает ливни из туч на землю; я исполню все, что ты пожелаешь, и никто не сможет помешать мне в этом!» Марутта сказал ему тогда: «Если ты можешь исполнить любое мое желание, сделай так, чтобы Индра сам явился на мое жертвоприношение и принял от меня предложенную ему долю. Пусть придут и другие боги и возьмут каждый свою долю и примут возлияния сомы».

«Силою моих заклинаний я уже призвал Индру на твое жертвоприношение, государь! — отвечал ему [91] Самварта. — Смотри, вот он уже спешит сюда на своей колеснице, и другие боги следуют за ним!» И царь богов появился на своей колеснице у жертвенника, где Самварта совершал обряд для царя Марутты, и принял свою долю от жертвы. Марутта и Самварта склонились перед ним и почтительно приветствовали его и других богов, ради этого великого обряда сошедших на землю с небес. Индра милостиво принял их приветствия и объявил, что не гневается больше на Марутту за его жертвоприношение. Тут Самварта предложил Индре, чтобы он сам распорядился дальше обрядом и каждому богу определил его долю. И жертвоприношение Марутты совершилось торжественно и с великой пышностью в присутствии богов, возглавляемых Индрой, и гандхарвов, и апсар, и святых мудрецов. Царь богов сам помогал совершению обрядов и первый отведал сомы, а за ним и другие бессмертные.

По окончании торжества довольные боги удалились в свое небесное царство, а царь Марутта оделил всех брахманов бессчетными грудами золота. И еще долгие годы после этого он счастливо правил землею, и подданные в его царстве наслаждались миром, и счастьем, и милостью богов.



 
Другие интересные ресурсы
 
Статьи различных тематик
 
 
поиск по сайту
 
© 2000-2017 by Oksana&Alexandr Lubenets
программирование - студия дизайна ICOM
 

 
 
Яндекс.Метрика