Форум главная страница
 
 
к вопросу о…
СТРАСТИ ПО ДИСПЛАЗИИ
(Окончание, начало в журналах МС №№ 3,4/2005)

Сначала, как мы уже говорили, посчитали, что заболевание это наследственное. Технология определения была предельно проста и до боли знакома: разложили родословные немецких овчарок с выявленной дисплазией (напомню, это были 50-е годы и начало исследований) и, конечно же, обнаружили у них всех общего предка. Но найдите мне группу собак, в родословных которых не найдется хоть одного общего предка. В конце концов, и мы все произошли от Адама и Евы. Итак, общий предок был найден, объявлен носителем «вредного гена», а тип его передачи потомству - простым рецессивным. Затем - простым рецессивным с неполным проявлением (пенетрантностью). Другие исследователи, наоборот, заявляли, что это доминантный признак, правда, проявление его зависит и от внешней среды, и от влияния других генов, т.е. с нерегулярной экспрессией.

Эта диаметральная противоположность первых же взглядов на механизм наследования дисплазии (рецессивный-доминантный) мне представляется прямо-таки знаковой для всего изучения этого заболевания.

Но признание довольно простого механизма наследования (вот только какого?) все же означало, что вести селекцию по этому признаку хоть и не совсем просто, но можно. Однако не вышло. Дисплазия оказалась «живучей». Практика и разведения, и эксперимента показала, что с налету ее не одолеть. Пришлось признать, что наследование ее полигенное, то есть определяется случайным сочетанием многих генов. Вот тут и взялись за более детальный анализ, тем более, что дисплазию к тому времени обнаружили не только у немецкой овчарки, но и у других пород.

В середине 60-х стали признавать, что «некоторую роль играют и условия внешней среды, в частности, выращивания».

После этого пошел неуклонный процесс изменения соотношения «наследственность - внешняя среда» в пользу последней. Наследуемость (грубо говоря, роль наследственных факторов) постепенно опускали: 60% - 40-45% - 30% - 25 - 20% ... Цифры колебались в зависимости от обследуемой популяции, от страны и породы.

Можно было бы упрекнуть ученых в сделанной ими грубой переоценке роли наследственных факторов, но это было бы некорректно. Первые гипотезы - не в счет. А затем параллельно с исследованиями в борьбу с дисплазией включились и кинологи. И уменьшение процента наследуемости шло рука об руку с «чисткой» многих пород от дисплазии. Теперь согласно экспертной оценке наследуемость дисплазии тазобедренного сустава в очень неблагополучных породах колеблется между 20 и 40 %, а в отселекционированных по этому заболеванию - между 10 и 25%. Как же удалось этого добиться?


Селекционные программы

Если у кого-то создалось впечатление, что в начале «дисплазийной» эры потрясенные кинологи всего мира дружно поднялись на борьбу с новоявленной проблемой, то он глубоко ошибается. Быстро среагировали лишь организации-потребители, то есть те, кто закупал и выращивал собак для рабочего использования, и то кое-где: армии в США и Швеции, различные школы по подготовке собак-поводырей слепых. Статистические исследования показывают нам, какие же породы до сих пор больше всего использовались людьми. Это немецкие овчарки, лабрадоры-ретриверы, золотистые ретриверы и ротвейлеры.

Кинологическая общественность раскачивалась довольно долго. Особенно в Европе. Даже в «главном» овчарочьем обществе мира, в немецком Шеферхундферайне, как сейчас кое-кто вспоминает, некоторые ведущие функционеры долго сопротивлялись введению проверок на дисплазию, называя ее «американской болезнью», свойственной лишь собакам США. Это понятно - введение нового критерия по выбраковке племенных животных затрагивало интересы, в первую очередь, их хозяев: заводчиков и владельцев племенных кобелей. Так что поначалу внедрение антидисплазийных технологий в собаководческих организациях продвигалось усилиями энтузиастов.

В основном преобладало два подхода.

Один из них, совершенно радикальный, можно проиллюстрировать на примере голландских ротвейлеристов. Помните в «Золотом ключике» - «пациент либо жив, либо мертв». Так и тут: сустав признавался либо здоровым, либо «дисплазийным». Собаки с дисплазийными суставами из разведения безжалостно выбраковывались. «Сколько ценных племенных животных мы потеряли», - до сих пор сокрушаются голландские кинологи. Но могло быть еще хуже: ведь были предложения выбраковывать не только больных животных, но и всех их ближайших родичей - родителей и однопометников.

Многим этот подход казался единственно верным, ведь дисплазия считалась тогда наследственным заболеванием. Но если бы этот радикальный метод лечения головной боли посредством отрубания головы был взят на вооружение во всем мире, то сейчас, по оценке Малькольма Уиллиса, мы не досчитались бы очень многих пород.

К счастью, у собаководческих организаций находились и более либеральные советники. Там, где выбрали второй путь и взяли на себя труд разработать долгосрочные программы борьбы с дисплазией, сейчас не сокрушаются горько, подсчитывая «штабеля наломанных дров». В кинологических союзах многих стран подумали о стратегии, о последствиях принимаемых мер, об интересах и породы в целом, и владельцев отдельных собак. Там начали с организации единого центра диагностики. «Организация» - это только звучит впечатляюще, а на практике это всего лишь означало договоренность с одним из ведущих в стране специалистов-дисплазийщиков об оценке присылаемых ему со всей страны рентгеновских снимков. Договоренность эта могла касаться оценки как собак какой-то одной породы, так и всех собак национального кинологического союза. Главное - обеспечение грамотной оценки, без личных контактов (все мы люди!) с владельцами собак и, что самое важное, единый, а значит сопоставимый подход к оценке суставов для всех собак каждой породы.

Вообще-то для селекционной работы среди, скажем, тех же немецких овчарок не так уж важно знать уровень распростанения дисплазии у сенбернаров и левреток - разве что для того, чтобы отбиваться от несправедливых нападок. Хотя выявленные закономерности среди других пород могут подсказать пути работы и с собственной породой. Например, отказ от излишне тяжелых животных. Но и отбор по состоянию суставов тоже может сказаться на формировании облика здорового животного, а для этого все заключения по породе должны быть сопоставимыми, то есть выйти из одних рук.

Следующими шагами стали «агитация и пропаганда». Сначала владельцев собак просто призывали делать собакам рентгеновские снимки, а затем перешли к мягкому давлению: наличие проверки на дисплазию объявлялось обязательным для племенных собак. Но только проверки - независимо от ее результата мер никаких не принимали. То есть, попросту говоря, проводилось обследование состояния породы. В некоторых странах на этом и остановились. Диагноз требуется, и он обязателен даже для участия в выставках. Но ограничений на племенное использование нет никаких: информация для заводчиков открыта, а уж их дело решать, каких животных они станут использовать и получать в своем питомнике. К слову сказать, открытость результатов проверки, в отличие от OFA, вообще характерна для европейских систем.

Но обычно после анализа текущего состояния переходили к разработке и внедрению селекционных программ. Из разведения исключались собаки, рожденные после такого-то года, с тяжелой, а потом и со средней дисплазией. Или же требовалось, чтобы при подборе пар один из производителей имел здоровые суставы. Эти подходы могли быть разными, зависели и от результатов анализа проблемы в породе, и от численности породы. Ведь там, где племенная база мала или же велико число дисплазийных животных, сплошная выбраковка могла поставить породу на грань исчезновения.

В конце концов, как заметил Зигмунд Шлаф, профессор Берлинского университета и главный диагност по дисплазии бывшей ГДР, здоровые суставы - это не единственное, ради чего мы разводим собак.

Были породы, у которых проверка выявила редкостное благополучие или же это благополучие было достигнуто очень быстро. В ГДР для таких «счастливчиков» проводились лишь выборочные проверки. Время от времени под облаву попадали собаки определенных годов рождения. Или же жертвы для проверки назначались методом случайной выборки из числа собак определенного года рождения. Год рождения выбирался из свежих поступлений - для контроля за текущим состоянием породы.

Почему все же выборочные проверки? Проще и надежнее гнать «под рентген» всех подряд. До 80-х годов прошлого века время от времени поднимался вопрос о том, наносит ли вред здоровью животных рентгеновское облучение в области половых органов. Некоторые заводчики ГДР публиковали данные о том, что увеличилось число пустых вязок и связывали это с проведением рентгенографии. В последние годы мне ничего не доводилось читать по этому вопросу: то ли подозрения не подтвердились, то ли рентгеновские аппараты стали лучше.

Но, в общем, в каждой стране и в каждой породе стратегию выбирали свою. Где-то национальные кинологические союзы (например, Швейцария, та же ГДР) объявляли национальные программы, то есть проверка на дисплазию становилась обязательной для всех пород. Где-то селекция ведется только в отдельных породах.


А у нас?

У нас, насколько я знаю, было еще интереснее: селекция началась в отдельно взятой породе в отдельно взятом городе. Середина 80-х, СССР, Ленинград, Клуб служебного собаководства, ньюфаундленды и руководитель породы Смирнова Галина Аркадьевна. Это ж надо было так убедить членов породной секции, чтобы на своем общем собрании они приняли подобное решение. Но одного решения мало, надо было найти место для проведения рентгена - не будешь же всех по ночам отправлять в «травму», надо было найти диагноста (1-й медицинский институт). Необыкновенно интересным человеком была Галина Аркадьевна - светлая ей память! Организация и подготовка ньюфов по службе спасения на воде - это тоже она. И уже в новой, нынешней системе организации собаководства была очень успешна со своим питомником Смигар - Смирнова Галина Аркадьевна.

И когда мы, заводчики немецких овчарок, в середине 90-х начинали вводить в Питере керунг и проверку на дисплазию для своих собак, то созданная ею система очень выручила нас. Керунг был у нас поначалу делом сугубо добровольным, но снимок на дисплазию и диагноз мы требовали. Вот тут-то и возникли проблемы. Были снимки с мутным изображением непонятно чего и странным заключением «костных изменений не обнаружено». Впрочем, по снимку такого качества с достоверностью можно было бы обнаружить только отсутствие одной из костей или, на худой конец, открытый перелом. Были и другие проблемы: немецкая овчарка, появившаяся в рентгеновском кабинете ветеринарной клиники, и желание ее владельца сделать рентгеновский снимок на дисплазию вызывали у некоторых ветеринаров потрясение и безаппеляционный диагноз еще до съемки: «Да, конечно же, у Вашей собаки дисплазия, все немецкие овчарки уроды и калеки». Владельцы овчарок нашей первой «керунговской волны» металась по рентгеновским кабинетам города в попытке получить «недисплазийный» диагноз для собак, пробегающих за велосипедом десяток-другой километров в качестве разминки и ласточкой берущих более чем метровый штакетник. Отдушиной тогда стали Ветеринарная Академия и диагносты Галины Аркадьевны Смирновой. - Мы, дивясь, разглядывали снимки, на которых мало того, что все было отчетливо видно, так и еще сам снимок был расчерчен, а в заключении фигурировали знакомые лишь по литературе понятия («угол Норберга» и др.) Правда, диагноз был тоже типа: есть дисплазия или нет. О разделении на степени разговора не было.

Со временем система керунга, а вместе с ней и проверка на дисплазию стала обязательной для всех немецких овчарок России. Сейчас в системе РКФ немецкая овчарка - единственная порода, где ведется обязательная селекция по здоровым суставам.


ZW - новый путь к счастью?

В самом начале борьбы с дисплазией кинологи были полны радужных надежд. Ведь ученые сулили, что, если у собак два поколения предков, то есть родители и деды, будут свободны от дисплазии, то здоровые суставы им гарантированы. А если заглянуть вперед и представить себе собак, у которых до 4-го колена предки свободны от дисплазии, то аж дух захватывало от ожидаемого счастья.

Время прошло - счастья не получилось.

Сначала прогресс шел быстро. Положение дел и там, где безжалостно выбраковывали собак с малейшим подозрением на дисплазию, и там, где требования к суставам ужесточали постепенно, улучшалось неуклонно. Но лишь до какого-то момента. Затем дело застопорилось. Создается впечатление, что возможности обычного подбора пар с учетом существующей системы оценки суставов исчерпаны. Даже у собак, в родословных которых только свободные от дисплазии предки, рождаются щенки, которым позже ставится диагноз «дисплазия ... степени». То есть, несмотря на строгую селекцию, от этого не застрахован никто.

Похоже, что нужно было искать новые пути к совершенству.

Принятую в FCI систему оценки тазобедренных суставов критикуют давно. Ее считают слишком грубой и неточной. Многие диагносты (в том числе и в нашей, питерской, Ветакадемии) дают даже более детальную оценку: не просто A или B, а A1, A2, A3, B1, B2 и т.д. В Швейцарии действует система оценки суставов в баллах, которую затем преобразуют в привычную всем «фэцэишную». В Великобритании, которая в FCI, как известно, не входит, действует тоже своя система балльной оценки тазобедренных суставов, известная как Hipscore. Ее тоже ругают: генетики за плохую классификацию, а заводчики за излишнюю суровость. Уиллис пишет, что оценку «0» (идеальный сустав) смогли получить всего лишь несколько собак, и те оказались непригодны для разведения по другим параметрам.

Предпринимаются попытки разработать более совершенную систему оценки качества сустава, сочетающуюся с оценкой дисплазии в FCI. Результат диагностики тогда может выглядеть так: «Характеристика качества сустава =0.94, свободен от дисплазии». Что означает: сустав на 94% соответствует принятому идеалу. Утверждают, что недавно появился ротвейлер (страна-производитель неизвестна) с оценкой качества сустава 1.05, то есть на 5% лучше идеала. Конечно, оценка качества сустава - это информация прежде всего для заводчиков.

Один из руководителей норвежской программы по борьбе с дисплазией сказал: «Мы слишком долго концентрировались на темной стороне дисплазии и забывали при этом отмечать на хорошей стороне хороших животных».

Еще один способ отмечать не только плохих (по дисплазии), но и хороших производителей был предложен доктором Райнером Бойингом из Института животноводства и генетики домашних животных Гисенского университета Юстуса Либиха (Германия). Основа его - использование селекционного индекса.

Индексы в статистике используются давно. Это «относительные величины, количественно характеризующие динамику совокупности, состоящей из непосредственно несопоставимых величин». Нам эти индексы давно знакомы. Например, индекс цен на товары, индекс реальных доходов, индекс стоимости жизни. В животноводстве тоже существует много селекционных индексов, с их помощью пытаются охарактеризовать племенную ценность производителей.

Когда-нибудь в светлом будущем мы, возможно, будем получать генетическую карту на каждое племенное животное, проводить на компьютере расчет комбинаций генов своей племенной суки и потенциальных женихов, выбирать для нее самого подходящего партнера, и в результате получать, быть может, вместо идеальных щенков непонятно что. Но пока что мы зачастую даже не знаем, каким образом наследуется интересующий нас признак. Только интуиция заводчика, характеристики самих производителей и анализ уже имеющихся результатов их племенного использования служат подсказкой для составления родительской пары.

Именно такой анализ, проведенный с использованием электронных баз данных на породистых собак Германии, и позволил Райнеру Бойингу рассчитать индексы, которые описывают, какое воздействие окажут гены оцениваемой собаки на проявление у ее потомков определенного признака. В современной кинологической литературе такие индексы стало принято обозначать аббревиатурой ZW (от немецкого Zuchtwert - селекционный индекс). Вычисление их производится на основе электронных баз данных, содержащих сведения о собаках определенной породы.

В Германии с 1988 года ведется расчет селекционных индексов по самым разным признакам и для разных пород. Добрались и до дисплазии. Начинали с тяжелых собак - хофавартов, горных пиренейских собак и ротвейлеров, сейчас же, по некоторым источникам, расчет ZW по дисплазии в Германии ведется в 50 породах.

Как мы уже знаем, значение роли наследственных факторов в развитии дисплазии тазобедренных суставов все время понижается. Сейчас для тех пород, где уже произведена селекционная «чистка», зачастую говорят о наследовании не самой дисплазии, а о предрасположенности к ее развитию. Что это значит на практике? Это значит, что есть животные, которые очень чувствительны к ошибкам выращивания, а есть такие, которым все нипочем. У щенков каких-то производителей с отличными суставами дисплазия фиксируется чаще, а другие щенки на редкость благополучны, несмотря на дисплазию у одного из родителей. Так как же, по какому принципу заводчику, стремящемуся минимизировать риск возникновения дисплазии у будущих щенков, подбирать производителей? Вот знать бы еще, при каких условиях выращивались кандидаты в женихи. Ведь нормальный сустав может быть получен или при типических, средних условиях выращивания, или благодаря героическим усилиям владельца, или несмотря на «трудное детство». То есть предрасположенность у этих собак могла быть разной. Но как это вычислить?

Вот такого рода вычисления и провел д-р Бойинг. Рассмотрим ситуацию, как всегда, на примере немецких овчарок.

По результатам статистических анализов конца прошлого века роль наследственных факторов в возникновении дисплазии для популяции немецких овчарок Германии оценивается менее, чем в 20%.

В электронной базе данных SV почти полмиллиона немецких овчарок, почти 150 тысяч из них прошли проверку на дисплазию, так что материала для анализа хватало. Обработка этих уже весьма представительных данных с помощью компьютеров подтвердила, что для немецких овчарок:

- отец и мать играют одинаковую роль в возникновении дисплазии у потомства,

- суммы их рисков суммируются, то есть вероятность получения здоровых суставов выше у щенков от здоровых родителей, чем от родителей с легкой формой дисплазии,

- пол в развитиии дисплазии не играет никакой роли,

- среди собак, рожденных с июня по сентябрь, процент дисплазии чуть меньше, чем у рожденных в другие месяцы. Вес этого фактора (месяц рождения) был определен в 5%.

Таким образом, если проявление дисплазии определяется на 20% наследственными факторами, на 5% месяцем рождения, то 75% остается на долю окружающей среды, а попросту условий выращивания щенка.

Был поставлен вопрос: а можно ли еще до вязки предсказать, каков будет риск возникновения дисплазии у планируемого помета?

Для ответа на этот вопрос д-ром Бойингом была составлена система из 485914 уравнений, учитывающая в том числе и 236 миллиардов родственных связей между собаками. Условия выращивания в формуле не опишешь, так что пришлось ими пренебречь. Более подробное описание системы расчета, хотя и не саму математическую модель, желающие могут посмотреть на сайте www.hundezucht-aktuell.de. Для нас же интересно, что в результате расчета был определен средний уровень по породе, который получил относительный вес в 100. Это и есть селекционный индекс(ZW). У животных с лучшими показателями значения ZW получились меньше 100, с худшими - больше 100. В целом, разброс был от 70 до 130 (min 65 - max 180). Основная масса свободных от дисплазии собак имела ZW около 85.


И что же с этим ZW делать?

Логично допустить, что собаки с ZW выше среднего уровня, то есть больше 100, как племенные, являются ухудшателями по дисплазии, а использование производителей с ZW меньше 100 поможет улучшить ситуацию.

До эры селекционных индексов для допуска в разведение важно было, чтобы собака имела разрешенную оценку суставов. А если все ее однопометники и страдали даж е тяжелой формой дисплазии, то на племенном использовании собаки это не отражалось, пока не обнаруживался высокий процент дисплазии у потомков. Но даже и это не влияло на официальный допуск в разведение.

Теперь, конечно, уже можно вычеркивать из разведения ухудшателей, то есть собак с ZW > 100, ведь ZW учитывает информацию по всем родственникам: предкам, дядям, тетям, братьям, сестрам и их потомкам. Но представьте ситуацию: у собаки ZW=99. Появился у нее или у близкой родни помет с плохими оценками по дисплазии. ZW стал 102. - Все, запрет на разведение. А тем времением проходят диагностику другие щенки - с отличными суставами. Снова ZW меньше 100. Выходит, поторопились, даем допуск. И так до бесконечности?

Гораздо практичнее будет сконцентрироваться на оценке планируемого помета. Раз уж роли и отца, и матери в передаче потомству качества суставов одинаковы, то логично предположить, что формула :

? ZW отца + ? ZW матери

сможет выразить наши ожидания по конкретному подбору. Будет ли ZW у щенков соответствовать этой формуле? Конечно, нет. Будущее маленького щенка - это только надежды. Тут то же самое. Но, чем ниже сумма, тем больше надежда.

Во всяком случае, подборы со средней оценкой ZW больше 100 запрещены. Любой заводчик может приобрести электронные базы данных SV с оценками всех собак или же воспользоваться бе сплатным справочником в Интернете на сайте SV. Туда можно обратиться и через сайт www.gsd-online.ru (это новое имя shepherd.breeder.ru ).

И каковы результаты? По каким-то породам, после периода застоя снова началось медленное улучшение ситуации, по другим - особого восхищения не заметно. Сам же Бойинг как-то сказал, что в разведении селекционные индексы играют ту же роль, как в диете подсчет калорий. Они дают подсказку для выбора, но сам выбор - за заводчиком.

Но все же ожидать избавления от дисплазии при применении селекционных индексов не приходится. Не забывайте, это попытка воздействия всего лишь на 20% риска (напоминаю, мы говорим о немецких овчарках Германии) возникновения дисплазии.

И раз уж мы так бьемся за возможность повлиять на 20%-ную часть риска возникновения дисплазии, то совсем негоже будет оставить без внимания те 75 %, которые определяются условиями внешней среды, в том числе и выращивания - питания, содержания, тренинга.

Это, как заметил Бойинг, уже не задача заводчика, а проблемы тех, кто кормит собаку, содержит ее, тренирует, дает советы по выращиванию.

Позвольте мне уточнить: да, заводчик «создал» щенка, и влияние его на наследственную долю закончилось. Но именно хороший заводчик и является тем самым советником по кормлению, содержанию и выращиванию собаки, который может помочь владельцу в том, чтобы он благополучно справился со «своими» 75%.

Ведь второй и гораздо более весомый путь в получении здоровых суставов собаки - это создать оптимальные, благоприятные условия выращивания.



 
Другие интересные ресурсы
 
Статьи различных тематик
 
 
поиск по сайту
 
© 2000-2017 by Oksana&Alexandr Lubenets
программирование - студия дизайна ICOM
 

 
 
Яндекс.Метрика