Форум главная страница
 
 
ЛИЧНЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ О КЛИКЕР-ТРЕНИНГЕ
Анастасия Подорожняя (Одесса)

По своей природе я плохо запоминаю визуальный событийный ряд. Поэтому и не помню, как выглядел мой малыш. Помню только ощущение тяжести в руках и его мохнатую, теплую, вечно ускользающую попку. Абсолютно не верилось, что в нем четыре кило! С тех пор прошло несколько месяцев, и он весит намного больше. И с каждым днем становится только лучше. Красивее. Умнее. Сдержаннее. Мой Учёный Пёс.

Честно признаться, год назад мы с опаской думали о шнауцере. Ну, знаете, все эти категоричные предложения в текстах о породе: «миттель способен сделать жизнь одних людей веселой и счастливой, а других - превратить в сплошной кошмар». То, что нет места для золотой середины, очень настораживало. То, что мы нигде не нашли ничего подобного: «…чрезвычайно общительны и обычно предпочитают дракам игры… О, обожаемые хозяева! Ради них эти собаки готовы буквально на всё!» – не давало нам ни малейшей зацепки и координат запасного аэродрома в случае аварийной посадки.

Так почему же мы взяли шнауцера? Вы будете смеяться. Нам понравились владельцы питомника. Я вам больше скажу – они нам нравятся и сейчас! И даже еще больше – взаимная симпатия между бывшими и будущими хозяевами щенков чрезвычайно редка (обычно наоборот). Ну да ладно.

Я, как всегда, не об этом, а о шумящем (слово «нашумевшем» не подходит, т. к. все это происходит в настоящем времени) кликер-тренинге и о том, как мы начали его применять. Но перед этим мне придется несколько слов сказать о щенке, который, конечно же, не подошел под книжные определения, а рос и развивался совершенно по-другому – так, как это в книгах не описано. Все фазы развития, вплоть до запечатления (до 8 недель) я пропускаю, т. к. малыш в это время был с мамой, братишками и сестренками. А потом я забрала его, и он уехал со мною из Киева в Одессу, как и полагается, в начале социальной фазы.

За одни сутки нам пришлось сменить четыре вида транспорта, познакомиться с нашими кошками и собаками-старожилами, с новым местом, новыми лужайками, шумами, цветами, вкусами, запахами. И так как я очень боялась недосоциализировать малыша, то за семь следующих суток мы побывали в толпе железнодорожного вокзала, на рок-концертах на Куликовом поле, на море (в шторм и в штиль), на поле, в парке и в городе, на самых оживленных улицах, которые только нашли, включая морской порт. Все это время он очень мало спал и очень много ел. А я так мечтала, чтобы он поспал ну хотя бы часов восемь! Ночью я брала его в постель, но он выкарабкивался из нее (жарко) и из всех мест в доме выбирал клетку с непокрытым железным полом. И когда нагревал под собой этот пол, вставал и переползал на другое место, попрохладнее. На прогулках он ничего не боялся, он все впитывал в себя, как губка, он набрасывался на новое и незнакомое с голодной жадностью! Он никогда не вздрагивал, отпрыгивал вовремя, а если не знал, что ему делать, садился, принимал мечтательное выражение, а с ним – единственно правильное решение, и от этого решения не отступал никогда.

Его невозможно было приучить в туалет дома ни в одно место, ни на газету, ни на тряпочку, так как он просто не выказывал признаков беспокойства, когда он в этот туалет хотел. Писял он под себя, в процессе, и, сделав лужу, просто передвигался вместе с процессом на соседний сухой участок. Какал он почему-то только на улице. До шести месяцев он сделал в доме, ну, может, четыре-пять кучек от силы, и каждый раз от этих кучек его так виноватило, что он тут же шел ко мне жаловаться. Жаловался он классически – если вы слышали, как поют птицы на ветках и дельфины в дельфинариуме, вы меня поймете. Такую дельфинье-птичью песню он начинал с особым смаком, закрыв глаза и сделав уши планером.

Он всегда находил себе занятие, а когда все варианты исчерпывались, он боролся с моей Мирой (боксером) и совершенно не смущался, что разница в весе – пять против тридцати. Мира валяла его и возила по полу, но он никогда не сдавался и к трем месяцам приобрел жилистость и мускулистость – предмет охов и ахов других владельцев шнауцеров.

Про других владельцев – отдельная история. Единожды встретившись где-то в переулке, они нас запоминали, и всем про нас рассказывали, отчего круг нашего общения глобально вырос. Но самое жуткое (и приятное) – это слезы. Почему-то все они через одного плакали и тискали моего Унисона. Унисону это невероятно нравилось, и он охотно показывал каждому встречному зубы и яйца, становился в стойку и энергично хлопал хвостом по рукам, сумкам и коленкам.

На улице он не бежал за мной, а занимался своими делами, совершенно мне не понятными, когда же я решила от него спрятаться, он ничуть не обиделся, а пошел и познакомился с толстыми тетками-садовницами и помог им посадить цветы. Когда потеплело, мы пошли купаться в море, он просто уснул у меня на руках – на море ему было наплевать.

Фраза, которую я напишу сейчас, была пережита и прочувствована мною совсем недавно, и теперь она важна для меня, как мир, как жизнь. Всему свое время. Помните об этом, даже если у вас целая стопка породных книг. Всему. Свое. Время. Ваш малыш или взрослый пес – личность – найдите к нему подход, и вы оцените это оба.

Мой щенок стал слышать меня через две недели после приезда, но для меня как будто прошло несколько лет. В два с половиной месяца от роду оказалось, что его не надо ничему учить. Я не знаю, как это описать. Он всегда и все делал тогда и так, как надо было делать, чувствовал ситуацию лучше и ярче меня, всегда ее опережал.

На первых занятиях по дрессировке он заметно лидировал, схватывал на лету, с первого раза, с третьего запоминал. С трех до четырех с половиной месяцев мы делали показательные упражнения на площадке и занимались наравне со взрослыми. Потом у нас наступил переходный возраст, но это уже другая история.

Когда вы приучаете собаку к кликеру, самая распространенная ошибка – пытаться обратить на себя внимание. Поверьте, на данном этапе совершенно не обязательно, чтобы собака смотрела вам в глаза или в рот. Ваша задача – просто щелкнуть и дать лакомство. Щелкнуть и дать. Сразу же! Мгновенно после щелчка. Даже если вы видите перед собой хвост – зайдите с другой стороны. Даже если собака спит, щелкните над ухом и положите кусочек в пасть. Когда она играет с игрушкой, щелкните и дайте кусочек. Или заберите игрушку, щелкните, и отдайте игрушку обратно, или поиграйте. В первые дни приучения ваша задача объяснить собаке, что она попала в рай. Вы испытаете дикий, остервенелый восторг, когда вы увидите это выражение морды: «Кажется, я попала в рай!»

Здесь с Унисоном у нас сложностей не было никаких. В Интернете есть видео с первыми уроками – мы все делали точно, как там. А вот в группе очень многие звали собаку по имени, дотрагивались до нее и т. д. Это затрудняло понимание и усложняло процесс. Правильно: клик – лакомство. Больше ничего.

Я не буду подробно перечислять этапы и останавливаться на каждом из них. Я лишь скажу, что если вы хотите заняться кликер-тренингом, займитесь им, не задавая вопросов: «А что я, не могу языком поцокать?» - На эти вопросы давно есть ответы, читайте их в FAQ, в книгах и в Интернете. А если сомневаетесь, оставьте кликер-тренинг до лучших времен. Есть тысяча и один способ, как научить – и качественно научить! - вашу собаку основам послушания и без него. Нет ничего хуже, чем навязывание методики и созерцание в результате этого навязывания напряженного, неулыбчивого лица, щелкающего кликером и заталкивающего куски еды в рот ошарашенной собаке.

Понимаете, схемы есть – и их нет. То есть, схемы есть – и очень четкие, подробно описанные, с фотографиями и видео для каждой из них: «Сделайте (N)-ое упражнение (M) раз. Перейдите к (N+1)-му упражнению. Сделайте его один раз. Получилось? Да? Сделайте (N+1)-е упражнение (M) раз» и т. д. Или так: «Получилось? Нет? Вернитесь к (N)-му упражнению и сделайте его еще (M) раз» и т. п. Плюс таких схем: ваша собака будет работать в ста случаях из ста. Минус: вы от этого не получите никакого кайфа. Схем нет, потому что опытные владельцы собак, инструктора, спортсмены и прочие помимо ранее наработанных методик для конкретной собаки имеют вдобавок ко всему с этой собакой еще и контакт, и взаимопонимание, поэтому там и процесс идет в другом русле, и скорость у него другая.

Однажды я была переводчиком на одном из московских семинаров йоги. И учитель спросил меня: «Сколько человек в зале?» Я ему говорю: «Не знаю, человек шестьдесят-семьдесят…» Он рассмеялся и сказал: «Неверно. Есть только ты и я. Два человека».

Учитель и ученик. Других нет. Вы и ваша собака. Как вариант: вы, ваша собака и ваш инструктор. Других нет. Вам не должно быть дела до того, что у вас собака только-только лежать научилась, а у соседа под грохот канонады час вылеживает, не меняя при этом положения. «Я хочу, чтобы моя собака сделала это!» и «Я хочу, чтобы моя собака сделала это сейчас!» - разные вещи. Всему свое время – вы не забыли?

Большие сложности могут возникнуть с апортировкой. К апортировке вы приступите тогда, когда собака научится более или менее фиксироваться перед вами, глазами – в рот, носом – в брюки. А плоскость сечения, проходящая через ее позвоночник, перпендикулярно земной поверхности, будет содержать в себе и ваш позвоночник. И вот тут-то и встанет вопрос, внятный ответ на который я не дам и сейчас: «Когда. Мне. Щелкать». Когда?!

Да не знаю.

Вам придется отдельно поощрять собаку с предметом в пасти. Отдельно поощрять ее стремление бежать к предмету. Отдельно – бежать с предметом к вам. Отдельно – плевать предмет вам в руки (а на первых этапах – и под ноги тоже). А потом она как-то сама все это свяжет. У себя в голове. Я надеюсь на это :) Не говоря уже о том, что если вы самостоятельно решили научить собаку апортировке, то вам придется прочесть много-много теории о рефлексах, инстинктах и пр.

Начиная кликер-тренинг, не забудьте о таргете (указке). Можно купить или сделать самому. Для самодельного таргета понадобится толстая радиоантенна, яркий мячик, старый маркер и тюбик супер-клея. Основание антенны надо засунуть в маркер, на кончик – приклеить мячик. Дать высохнуть и выветриться. С таргетом можно выучить много разных смешных штук, например: «Включи свет!», «Поклонись!», «Танцуй!», «Суслик!» и потом развлекаться. Мы вот научили на свою голову, теперь не знаем, куда деваться – как только стол накроешь – собаки тут как тут, боксер бьет земные поклоны, шнауцер делает суслика. Мы сначала смеялись, потом я их в другую комнату выгоняла, но они возвращаются все равно: Мира – кланяется, Унисон – суслика делает. Если кому интересно, команда: «Колядуй!»

Так и живем.



 
Другие интересные ресурсы
 
Статьи различных тематик
 
 
поиск по сайту
 
© 2000-2017 by Oksana&Alexandr Lubenets
программирование - студия дизайна ICOM
 

 
 
Яндекс.Метрика