Форум главная страница
 
 
Достойный почестей и лавров - афган
ИСТОРИЯ

Археологи говорят, что собаки входили в число первых доместицированных животных еще в доисторические времена. К сожалению, элементы в строении, отличающие диких собак от одомашненных, крайне незначительны и зачастую просто неуловимы, а подлинная история о том, когда и где человек впервые воспользовался услугами собаки, до сих пор остается загадкой. Известно лишь то, что в древности они были распространены практически по всему земному шару, отличаясь лишь разнообразием размера и экстерьера.

Согласно классификации и здравому смыслу афганскую борзую следует поместить в семейство вздернутых на ногах (чрезвычайно длинноногих), паратых (резвых), прутких (резвых накоротке), с хорошей поскачкой длиннощипых собак, работающих не столько благодаря тонкому чутью, вдобор, низким поиском, сколько навзрячь - верхом, за счет острого зрения.

Среди борзых, работающих навзрячь, имеются самые разнообразные породы собак - от величественного ирландского волкодава, высотой в холке до 91,4 см, до уиппета (точнее, уипита) размером с терьера (максимум до 46 см в холке). Их отличает поджарость, лещеватость (с овальным строением грудной клетки), узкая поясница с подрывом (выраженным подбором и резким подхватом) и относительно легкий костяк. Конституцию афгана можно назвать промежуточной по сравнению с борзыми тех же размеров: его лапы крупнее, корпус шире, а форма - менее обтекаемая. Афган не входит в число самых резвых (скаковых) пород собак, и от него не требуется демонстрация наивысшей скорости на открытой местности. Зато ему нет равных в пруткости, полазистости и преодолении препятствий - в прыжках и работе на пересеченной местности, так как экстерьер афгана предназначен именно для длительного преследования любой дичи в самых разнообразных природных условиях. Чтобы убедиться в его невероятной поимистости (ловкости) - изворотливости на угонках, легкости в преодолении препятствий, - надо хоть раз увидеть работу собаки собственными глазами.

Имеются решающие доказательства, что борзовидные собаки (с явлением акромегалии - длинными челюстями и конечностями) входили в число самых первых из всех известных доместицированных собак. При раскопках в Тепе-Га-ура (в районе бывшего древнеассирийского города Ниневия), в нескольких милях севернее Мосула, расположенного в северном Ираке на реке Тигр, была найдена древняя печать, которой насчитывается более пяти тысяч лет, с изображением собак, крайне напоминающих борзых. Найденный в том же месте череп, относящийся к дошумерской эпохе, поразительно напоминает черепа обитающих сегодня в этом районе салюки. Но археологам редко удается найти мягкие ткани тех собак, необходимые для точной идентификации породы. Кроме того, различные породы борзых отличаются не только высотой в холке, но и ладами, зарезом ушей, поставом и привесью на правиле, а также псовиной (структурой и длиной шерсти).

Псовина борзых, работающих навзрячь, может быть абсолютно любой: короткой, плотно прилегающей и бархатистой на ощупь, как у грейхаунда, жесткой и грубой, как у английского дирхаунда и волкодавов, мягкой и волнистой, как у русской псовой борзой. Арабские салюки, в большинстве случаев хортые (гладкошерстные), но среди них встречаются и густопсовые (очень ценная разновидность с роскошной уборной псовиной - густой привесью на правиле, богатыми «бурками» на ушах и очаровательными «тапочками» на лапах). Принято считать, что в кровях афгана большую часть занимают крови салюки. Невзирая на крайности, связанные с целенаправленной селекцией современных афганских борзых для получения густопсовых собак (с длинной густой шерстью), исследования породы в Афганистане показывают, что именно псовина отличает их oт салюки, причем у афганских охотничьих собак она может быть самой разнообразной: как короткой, плотно прилегающей, так лохматой и шнуровой.

Разыскивать существенные породные отличия афганской борзой от салюки приходится на весьма скользкой почве. Хотя и говорят, что у афгана уши поставлены ниже, правило короче и держится в угонке выше, а маклаки выступают больше, в действительности же все эти признаки крайне относительны и в той или иной степени могут наблюдаться и у салюки. При столь размытых границах между этими двумя породами многие авторы прошлого предпочитали причислять салюки и афгана к одной категории - восточных борзых. Хотя история салюки известна довольно неплохо, вопрос о том, какая роль в ней по справедливости принадлежит афгану, так и остается без ответа. Статья Гюльбаза в кабульской газете за 8 августа 1962 года хорошо иллюстрирует смешанность черт их псовины: «В Афганистане борзую называют тази... Имеется три популярных породы этих собак. Одну, за ее длинную, шелковистую на ощупь уборную псовину, включая и уши, называют бахмулл (бархат); другую - за короткую и плотно прилегающую - луджак (или лучак - гладкошерстная), а третью - за длинные шелковистые «бурки» на ушах и очесы на конечностях с короткой шерстью на корпусе - калаг (рифмуя с порывом ветра)».

В той же самой статье описано, что афганские пастушьи собаки по своим размерам, масти и разнообразию псовины крайне схожи с туземными борзыми, но только не с массивными головами, имеющими определенно иные лады, близкие к могучим и злобным тибетским мастифам.

По сравнению с салюки афганская борзая имеет более массивный костяк и менее изящна, однако между ними имеются и более существенные различия. Они появились, разумеется, не случайно, существенно завися от географической зоны обитания. Так, афганы с Афганской низменности, расположенной на западе и юге страны и протянувшейся до Ирана и Белуджистана, как и салюки из этих мест, имеют тенденцию к жесткой псовине и лещеватости. А вот собакам из суровой горной местности, с величественных хребтов Гиндукуша, свойственно комковатое, крепкое сложение (компактность, квадратный формат), а зачастую и гораздо более лохматая псовина. Собственно говоря, наше современное представление о густопсовой борзой с развевающимся на ветру чубом чаще всего подтверждается только в этих горах, окружающих древний город Кабул. Таинственное возникновение горной борзой остается белым пятном в истории породы. Обнаружение этих крупных лохмачей породило нескончаемые споры о том, кто из борзых, работающих навзрячь, старше - густопсовая афганская или хортая, типа салюки.

Замечание о борзых содержится в «Сообщении о Кабульском царстве и его подданных», опубликованном достопочтенным Маунтстюартом Эльфинстоном в 1815 году. Этот увесистый том изобилует описаниями Афганистана, его людей, обычаев и истории. Автор пишет: «Собаки Афганистана заслуживают особого упоминания. Борзые просто великолепны; их разводят в большом количестве, особенно пастушьи племена, обожающие охоту...»

До XX века составители каталогов всех пород собак имели смутное представление о так называемых восточных борзых и допускали массу ошибок при внесении их туда. В опубликованной Ричардсоном в 1857 году книге «Собаки, их происхождение и разновидности» имеется описание двух диаметрально противоположных типов персидской борзой, один из которых подозрительно схож с густопсовым афганом. Собаки первого типа имеют подпалую масть, «бурки» на ушах и привесь на правиле, остальная же псовина короткая. Это «в высшей степени массивные создания, часто превышающие 76 см в холке». Борзые же второго типа - густопсовые, «как правило, черно-подпалой масти, покрытые длинной и шелковистой на ощупь уборной псовиной, длиной в 13-20 см, с хорошо одетыми, как у спаниеля, ушами. Они редко превышают 71 см в холке и далеко не так выносливы, как первые».

Во время индийских войн, с которыми в Афганистан пришло западное влияние, некоторые англичане, служившие в армии, видели, как непривычные взору борзые отправляются на охоту внаездку или самостоятельно рыскают в недоступных для иноземцев селениях, и были просто зачарованы ими. Майор Маккензи сумел раздобыть несколько таких собак и привез их на свою родину, в Швейцарию.

Современная история породы обрела новый смысл после того, как в районе Кабула, вскоре после афганской войны 1919 года, был расквартирован полк, в котором служил майор Эмпс из Англии. Вместе со своей женой Мэри он серьезно заинтересовался породой, и они много сделали для ее будущего, создав в горах Афганистана, на высоте 1800 м, питомник Газни. Их Сардар и Хан оф Газни оказали долгосрочное влияние на линии разведения, их клички можно найти в родословных большинства американских борзых. Многие наши современные сведения о борзых получены от миссис Мэри Эмпс, которая часто писала о своей любимой породе. Ее многочисленные письма издателям газет, журналов и книг легли в основу глав об афганской борзой, включенных почти во все английские кинологические труды XX века. Хотя многие импортеры и оспаривали порой ее концепцию правильного типа борзой, она не жалела слов, прижимала своих оппонентов к стенке с помощью цитат и фактов и весьма веско объявляла себя единственным авторитетом по вопросам породы. Возможно, ее утверждения несколько выходили за рамки истинных познаний, но искренность и настоящая любовь миссис Эмпс к породе не вызывают сомнений.

В Англии наконец-то заговорили об афганах, в 1907 году после неожиданного появления Зардина, принадлежавшего миссис М.К. Барф, который, как внезапно налетевший ураган, ошеломил круг английских собаководов своим завораживающим высокомерием, впечатляющим размером и на редкость необычайно густой псовиной. Мистер А. Крокстон Смит, большой знаток собак того времени, писал о Зардине в «Sporting Dogs» («Охотничьи собаки»): «Все мы, глядя на него, понимали, что, независимо от типа, перед нами находилось сверхвысококлассное животное». Другие специалисты провозгласили его «самой красивой восточной борзой, когда-либо встречавшейся в Англии». Зардин никогда не знал поражений в классе Зарубежных собак и впоследствии был представлен королеве Александре.

В 1925 году британские владельцы борзых создали клуб афганских борзых (БКАБ), который принял стандарт.



 
Другие интересные ресурсы
 
Статьи различных тематик
 
 
поиск по сайту
 
© 2000-2017 by Oksana&Alexandr Lubenets
программирование - студия дизайна ICOM
 

 
 
Яндекс.Метрика